Уголовное преследование в Интернете. Контроль за Интернетом ФСБ.

В России каждые восемь дней выносится приговор суда к реальному лишению свободы за размещенную Пользователем в сети информацию.

От политики запретов сайтов и приложений власти России переходят к уголовному преследованию пользователей.

Главным надзорным и карательным органов в «Российском Интернете» стала Федеральная служба безопасности (ФСБ) – к такому выводу пришли эксперты международной правозащитной группы «Агора» в ежегодном докладе, посвященном ограничениям свободы интернета в России.

Правозащитники осуществляют мониторинг ситуации уже более 10 лет и все это время росла не только аудитория рунета, но и давление на него, констатируют эксперты. В 2017 г. каждый день в среднем блокировалось 244 интернет-страницы, каждые шесть дней пользователи подвергались нападению или угрозам.

В общей сложности в течение 2017 г. зафиксировано 115 706 фактов ограничения свободы интернета, абсолютное большинство из них (более 110 000) связаны с блокированием и фильтрацией контента, а также с запретом информации по различным основаниям.

Увеличилось как общее число случаев привлечения к уголовной ответственности пользователей (с 298 в 2016 г. до 411 в 2017 г.), так и количество приговоров к реальному лишению свободы (с 32 до 43), отмечается в докладе. При этом количество уголовных дел о призывах к экстремистской деятельности (ст. 280 Уголовного кодекса, УК) в 2016–2017 гг. стабилизировалось, зато виден значительный рост доли и числа подследственных ФСБ дел об оправдании терроризма и призывах к террористической деятельности (ст. 205.2 УК), а также части дел о призывах к экстремизму, следствие по которым также ведет ФСБ. С 2013 г. количество уголовных дел по ст. 205.2 увеличилось более чем в 20 раз, в то время как дел по ст. 280 и ст. 282 стало лишь вдвое больше. И если в 2014 г. доля приговоров за публичные высказывания по делам, которые вела ФСБ, составляла 18%, а в 2015 г. даже снизилась до 16%, то в 2016 г. таких дел стало уже 21%, а в первом полугодии 2017 г. и все 30%.

Перераспределение веса «экстремистских» статей в общей статистике уголовного преследования пользователей интернета демонстрирует активизацию ФСБ и снижение роли Следственного комитета и МВД (в том числе Центра по противодействию экстремизму). Причем ФСБ оказывает все большее влияние на отрасль и в других секторах, например в сфере технологий, бизнеса и использования программного обеспечения. 


Отдельно стоит отметить, что суды России редко ставят под сомнение доказательства ФСБ при обвинении пользователей в экстремизме. Основной базой для преследования пользователей в Интернете является уголовный кодекс. Самые распространенные статьи:

  • ст. 280 
  • ст. 282 
  • ст. 282.1 
  • ст. 148 
  • ст. 354 

Пользоваться российскими социальными сетями, в особенности Вконтакте опасно для российских пользователей и чревато уголовным преследованием. Переход в более автономные, зарубежные и независимые от правительства России сервисы один из вариантов обеспечения личной безопасности пользователей. 

2017 г. стал рекордным и по числу законодательных инициатив, направленных на «суверенизацию» рунета, а фактически – на усиление контроля над коммуникациями пользователей и распространением информации в сети. С января 2018 г. вступил в силу закон, обязывающий интернет-мессенджеры идентифицировать пользователей: дешифрование переписки и идентификация пользователей становятся ключевыми аспектами обеспечения нацбезопасности. При этом функция контроля над интернетом продолжает постепенно перетекать из рук Роскомнадзора, созданного в качестве регулятора отрасли, в руки прокуратуры и органов ФСБ, считают авторы доклада. В самом Роскомнадзоре постоянно подчеркивают, что выполняют лишь технические функции, руководствуясь решениями иных ведомств, судов и правохранительных органов.

От концепции черных списков, использованной в 2012 г. для технического оформления блокировок интернет-сайтов, власти постепенно переходят на новый уровень – криминализации сетевой активности. Первой массовой кампанией уголовно-правового характера, прямо направленной против пользователей интернета, стало преследование «групп смерти». Кроме того, в 2017 г. УК пополнился новыми составами преступлений (например, была криминализована пропаганда терроризма), что фактически стало реакцией на неэффективность блокировок как средства ограничения распространения информации, уверен Чиков.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев говорит, что практику ограничения распространения информации в сети трудно признать эффективной – напротив, именно свободное обсуждение дает обществу возможность выработать своего рода иммунитет к наиболее радикальным проявлениям. Если же постоянно пытаться оградить общество от какой-то информации, то происходит стерилизация общественного сознания и, чем это заканчивается, нетрудно представить, вспомнив Советский Союз.

Уголовное и административное преследования граждан России в Интернете продолжит возрастать и гражданам будет необходима профессиональная защита, которую пока не могут обеспечить адвокаты и юристы так как отсутствует опыт и специальные познания в информационных технологиях. Компания Proright обладает необходимым опытом и ресурсами для оперативной защиты граждан России от незаконного преследования в Интернете.